Дополнительные материалы журнала "Металлы Евразии"



12.07.2012

К соглашению о свободной торговле между Россией и ЕС

1. Введение
3-4 июня т.г. состоялась 29-я встреча на высшем уровне руководителей России и ЕС. Цель этого мероприятия состояла в том, чтобы активизировать переговоры по двустороннему соглашению между Россией и ЕС, которое охватывало бы как торговлю, так и инвестиционное сотрудничество. В самом деле, поскольку экономические и политические связи между Россией и ЕС получили в последние годы существенное развитие, действующее ныне Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (РСА) от 1995 года уже не соответствует сегодняшним реалиям. Более того, присоединение России к ВТО в настоящее время делает Соглашение о свободной торговле (FTA) юридически возможным.

2. Существующие правовые рамки больше не соответствуют характеру нынешних торговых отношений между Россией и ЕС
Ныне отношения между Россией и ЕС регулируются РСА ( первоначальный срок его действия завершился в ноябре 2007 года), которое было автоматически продлено, так как ни одна из сторон не хотела выходить из него. В соответствии с этим соглашением Россия и ЕС сотрудничают по целому ряду вызовов, включая изменение климата, наркотрафик и миграцию людей, организованную преступность, противодействие терроризму, нераспространение ядерного оружия и даже мирный процесс на Ближнем Востоке. Тем не менее, РСА предусматривает весьма ограниченный перечень юридически обязывающих положений по вопросам торговых отношений. За пределами РСА Россия и ЕС старались развивать связи в области экономики и охраны окружающей среды; обеспечения свобод, безопасности и правосудия; внешней безопасности; научных исследований.

3. Новое Соглашение могло бы способствовать активизации торговых отношений
Россия и ЕС извлекают выгоды из развитых торговых отношений. Россия является третьим по значимости торговым партнером ЕС и экспортирует в ЕС товары на сумму более 199 млрд евро. ЕС безусловно является крупнейшим рынком для российских товаров, причем на него приходится примерно половина всего российского экспорта. В частности, Россия – это наиболее важный поставщик в ЕС энергоносителей (более 29 % потребления им нефти и газа).

В соответствии с правилами ВТО, требующими полной либерализации торговли между странами-членами этой организации, Россия и ЕС, как ожидается, должны заключить амбициозное торговое соглашение, которое отменило бы импортные пошлины и нетарифные барьеры. Со своей стороны ЕС рассчитывает, что Россия откажется от экспортных ограничений и налогов, например, на энергоносители и металлолом, а также от субсидий по сырьевым материалам – прежде чем может быть заключено любое торговое соглашение. Переговоры идут медленно. ЕС, например, считает, что недавняя инициатива российской стороны о введении пошлины на металлолом для автомобильной промышленности не соответствует духу соглашения о свободной торговле (и присоединения России к ВТО).

4. Новое соглашение могло бы уделить внимание сокращению инвестиционных потоков
Поощрение и защита зарубежных прямых инвестиций не менее важные направления переговоров. В самом деле, как это видно из следующей таблицы, потоки прямых инвестиций между ЕС и Россией в 2011 году резко пошли на убыль (в млрд евро, по данным Евростата на 1 июня 2012 года):


2008

2009

2010

2011

Прямые инвестиции ЕС в России

26,4

8,3

18,6

-2,3

Прямые инвестиции России в ЕС

2,0

11,3

7,0

1,4


Несомненно, что черная металлургия России могла бы извлечь выгоды от расширения объемов прямых зарубежных инвестиций, что укрепило бы ее конкурентоспособность в международном масштабе. В этом плане весьма важно создать благоприятную правовую основу для наращивания двусторонних инвестиций в отношениях между Россией и ЕС. ЕС выступает за включение в соглашение о свободной торговле с Россией раздела о защите инвестиций. Напротив, мы исходим из того, что Россия могла бы предпочесть переговоры о специальном двустороннем соглашении по инвестициям (BIT) с ЕС вместо включения положений о защите инвестиций в возможное соглашение о свободной торговле.

Хотя переговоры по FTA будут отличаться от переговоров по BIT, Россия должна быть в состоянии обеспечить необходимую защиту инвестиций по любому сценарию. В случае переговоров по FTA, поощрение и защита рассматривались бы как лишь одно из многих соображений. Обе стороны ожидали бы друг от друга уступок в отношении поощрения и защиты инвестиций, которые были бы уравновешены соответствующими обязательствами в других областях – таких, например, как доступ на рынки товаров и услуг. Россия могла бы обозначить приоритеты в отношении поощрения и защиты инвестиций и гарантировать, что соглашение будет выгодным при принятии твердых обязательств в других секторах, особенно важных для ЕС (например, субсидирование топливного сырья).

В случае же с BIT вопросы поощрения и защиты инвестиций обсуждались бы в контексте отдельного договора. С одной стороны, переговоры между Россией и ЕС по BIT позволили бы обеим сторонам и заинтересованным участникам фокусироваться исключительно на поощрении и защите инвестиций. Этот процесс шел бы быстрее и был бы менее сложен, нежели чем переговоры по FTA и мог бы привести к пониманию, которое в большей степени отвечало бы интересам участников инвестиционного сотрудничества. С другой стороны, процесс, оторванный от обмена на уступки, не связанные с инвестициями, который мог бы иметь место в рамках переговоров по FTA, мог бы оказаться более трудным и потребовал бы от России большего времени для выхода на приемлемое решение.

Когда мы оцениваем этот процесс, важно понимать, что ЕС еще не приступил к переговорам по BIT и тем более не заключил такое соглашение – с тех пор как им были получены соответствующие полномочия на это еще в декабре 2009 года. В результате сохраняется немалое число вопросов в отношении точной процедуры, которой надо следовать, что вносит неопределенность в плане возможного исхода переговоров по FTA. Один из обнадеживающих моментов для участников инвестиционного сотрудничества вытекает из совсем недавнего законодательного предложения ЕС, которое ставит целью обеспечение доступа к эффективной компенсации зарубежным инвесторам в ЕС, если будет установлен факт нарушения Евросоюзом или одним из государств-членов этого сообщества обязательств по договору.

5. Рекомендации
Российские компании должны оценить свои интересы в рамках FTA между Россией и ЕС и/или BIT. В зависимости от результата они должны вступить в контакт с российскими властями и властями ЕС с целью обеспечения этих интересов. Sidley Austin могла бы помочь российским компаниям как в оценке их интересов, так и в их последующих контактах с властями сторон.

По материалам «Sidley Austin LLP». Июнь 2012 г.

Возврат к списку

Вышел из печати:
"Металлы Евразии"
№ 4 за 2020 г.

Загрузить электронную версию номера

ME_04_2020_200dpi.jpg